Гелия Певзнер
Разделительная линия
Родитель

журналист Международного французского радио RFI, сын – Вениамин

«Только не отменяй Русскую Гимназию!», – взмолился Веня, когда я объявила, что от чего-то из внеклассных занятий нужно отказаться. Мы пришли в РГ, чтобы Веня мог поддержать свой русский язык, научиться на нем читать и писать. Русская Гимназия оказалась одновременно школой, клубом и, главное, местом силы. Источник культуры – избитое словосочетание, но есть такие места, где цивилизационный поток, кажется, действительно, может политься даже из крана. Нужно только подставить чашку. В эту чашку набрались знания из уроков математики, которые не столько учили считать, сколько думать. И из уроков арта, которые, как это неудивительно, тоже учили думать. В общем, в этом и состоял секрет – думать в Русской Гимназии учили все уроки. И это, конечно, ценное умение. Русский язык тоже в этой чашке оказался, хороший, правильный, настоящий, без фольклора и придыханий. «Восемь томиков – не больше, и в них вся родина моя», – как писал Ходасевич и как услышали мы, уехавшие. В общем, Веня, не волнуйся, мы не отменим Русскую Гимназию.

Учиться в русской гимназии